e_f: (многие знания)
Очередной супер-дупер-мега план по засосу обратно в Израиль уплывших в свободный дрейф мозгов. Мозгов таких, докторских и докторантских, если верить ивритской версии статьи, около двух тыщ. Вроде бы, включая и мой тоже. Интересно, откуда они знают, что у меня там мозг, а не йогурт с вишней? И как они считают, сколько их/нас здесь ошивается? Неужели верят, что все на учет в консульства становятся? Наивные люди... Очень порадовало про "Proper Zionist response" - это я такой непонятливый, или таки есть в идее предлагать израильтянам материальные блага для завлечения их обратно в Израиль некое противоречие базисным идеям сионизма? А может это просто сионизм такой особенный, понять который моим утекшим мозгам не дано?

Оно бы хорошо, если б сработало. Только ведь не сработает - тут всю систему если не менять, то сильно встряхнуть надо. А если сработает, то и так уже загнивающим историям, социологиям, политологиям и прочей гуманитарно-обществоведческой муре совсем кирдык настанет. И будут в университетах израильских одни лишь компутерные науки, да физика с биологией. А вот полностью изменить систему магистерских программ - это таки сильный шаг. Еще бы BA кардинально поменять, да и докторские программы напильником обработать, так было бы совсем замечательно.
e_f: (водопадо-военщина)
Я теперь официально ABD. ABD - это не ABCD с упавшей с трубы С, это ВКД. Всё Кроме Диссертации. Так что я теперь официально вот это самое. Брюнет, лысый, старшина запаса, хозяин голден ретривера, левша, бывший электронщик, очкарик - всё, что угодно, кроме диссертации. Ну и чтобы сменить ABD на PhD мне собственно нужна всего какая-то мелочь - диссертация. Станиц на 500. С множеством регрессий, копанием в архивах, интервью, и даже кажется какими-то идеями. Жуть. В общем, после двух с половиной лет доктората меня таки вывели на последний уровень квэста "кто хочет стать младшим профессором". И это еще очень хорошо - обычно на этот уровень выходят после 3-3.5 лет.

Сама защита происходит просто. Я и моя диссертационная комиссия. Я приношу печеньки, мне подписывают бумажки. Т.е. сначала просят выйти из комнаты, сьедают все печеньки, обсуждают бюрократические формальности, зовут обратно, задают каверзные вопросы, пытаются понять как они в течение ближайших нескольких лет будут помогать мне искать ответы на каверзные вопросы, которые сами и задают, просят выйти из комнаты, догребают крошки от сьеденных печенек, обсуждают формальности, зовут обратно, нагружают работой на ближайшие месяцы. Весь процесс занимает часа полтора.

На данный момент у меня есть заголовок, интересная тема, неплохая гипотеза, много каши в голове, немерянные амбиции и замечательная диссертационная комиссия с колоритнейшими типажами. Например, мой основной руководитель - наполовину японка, наполовину латиноамериканка, а занимается Росссией. До перехода к нам профессорствала в Гарварде. Или проведший не один день среди осужденных за геноцид в Руанде профессор из вот этого поста. До академической карьеры работал журналистом в Конго в самый разгар гражданской войны, был даже номинирован на Пулицера за свои репортажы. В общем, в моей комиссии гремучая смесь политэкономистов, спецов по национализму, любителей геноцидов, и историков СССР. Точнее, историк один, но ооооооочень крутой. Американский армянин, имя которого в Ереване лучше не упоминать - могут и побить. Да, а заголовок проекта: "An Unpredictable Past: Constructing Genocides". Надеюсь, конечный результат работы разозлит многих. Через пару лет узнаем.

Data mining

Dec. 9th, 2009 12:05 am
e_f: (многие знания)
Очередная факультетская тусовка. Обсуждаем головную боль, понятную лишь избранным - как добывать данные о вещах, которыми никто не занимался, в местах, куда не ступала нога белого человека статистика. Один из профессоров, африканист, делится опытом: "Я был в Кении в начале 1980-х, во время неудавшегося путча против Даниеля Арап-Мои. И в отличие от всяких бюрократов из посольства, не выходящих из своих кабинетов, решил таки понять, сколько же человек погибло. Если есть трупы, то их надо где-то держать, так? Значит, еду в центральный морг Найроби, знакомлюсь с санитарами, заливаю их внутренности пивом...". После секундной паузы: "Моя излюбленная методология. В итоге мне сказали - хочешь, иди считай"

После тусовки, стою на лестничной клетке, жду одного из наших. Выходит все тот же профессор, смотрит на меня, задает любимый вопрос: "Ждешь революцию?". "Нет" - отвечаю, - "Я - еврей из Восточной Европы. Мы не ждем революций - мы их делаем". Интересно, задаст ли он мне этот вопрос еще раз.

Вообще, люблю африканистов. Совершенно особая каста. Безбашенная. Почти как мы, пост-советологи. В основном именно благодаря им и нам понятие "полевые исследования" еще не превратилось в синоним визита в статистическое бюро страны Х или Y. Хочешь знать что случилось - спаивай санитаров и иди считай трупы. Или, как один из моих научруков, сиди год в тюрьме в Руанде, бери интервью у осужденных за геноцид. А потом уже гоняй регрессии сколько душе угодно.

А еще к нам лиса пришла. Полярная. Белая. Зимой они в Висконсине все белые. В первый раз за 29 лет обьявили snow day - универ закрыт, лекций нет, дали команду сидеть дома и не высовываться. Впрочем, высунуться все равно не получается - завалило. На сегоняшнюю утреннюю прогулку с Вендей обещают -8, ветер 43 км/ч, на завтрашнюю -31, ветер 24 км/ч. Если вернусь, считайте меня отморозком.
e_f: (Default)
Грустная ирония - изучая, как государства и политики используют память о геноцидах, массовых убийствах, голодах, войнах и прочих радостных событияx, использoвать метод, который в статистике и эконометрике называется survival analysis.
e_f: (Наш папец)
Ну и не только статистика. Готовлю для своих студентов лекцию про Израиль и Катастрофу. Ради интереса полез за циферЬками в индекс арабско-еврейских отношений Сами Смуха из Хайфы. В индексе несколько вопросов по теме (для арабских респондентов) - например о том был ли вообще Холокост, во время которого нацисты уничтожили миллионы еврев. И справедливо ли то, что в Израиле есть специальный день памяти миллионов жертв Холокоста, убитых нацистами. Так вот, процент считающих, что специальный день памяти - это справедливо, выше процента считающих, что Холокост вообще был. Нет, не то чтобы я особо удивлялся - я слава богу с плюсами и минусами опросов знаком неплохо, просто каждый раз такие несоответствия вызывают даже не недоумение, а просто грустную улыбку. Зато будет, что студентам рассказывать.

Кстати, не пользуясь гуглом и прочими википедиями, какой процент израильских арабов утверждает, что Холокоста не было? Ваши ставки?
e_f: (многие знания)
"Мусульманин ни за что, никогда не может совершить геноцид." Какие они все-таки лапочки... Тогда возникает вопрос что мусульмане таки-да способны совершить? Или он просто имел в виду, что мусульмане еще технически али интеллектуально не доросли до выполнения такой сложной задачи? А я что, я ничего. Работа у меня такая.
e_f: (многие знания)
Долго и вдумчиво рассматривая ладонь, пришел к выводу, что самая длинная линия на ней - линия доктората. Судьбаааа...(c)
e_f: (Default)
Иллюстрация к прошлому посту. Добиваю библиографию. 56-й час экзамена, 40 минут до сдачи, 10 минут до выбега из дома - экзамен надо сдать лично. Ужасаться здеся

Сегодня сдал второй, тоже на 56 часов. В середине сентября устный экзамен, и даст бог - с этой головной болью покончено. Останется лишь сущая мелочь - сама, собственно, диссертация. Наибольшим сюром экзамена было общение в 12 ночи с morichicГебемотиком по гугель-току на тему приводит ли endogeneity к model misspecification. Не приводит. Ну и славно.
e_f: (многие знания)
Экзамен на 56 часов - 4 вопроса, ответы на 32 страницах, плюс еще 10 страниц мелким фонтом - список процитированной литературы. Через неделю еще один такой. В секретарскую один за другим вваливаются небритые сомнамбулы с полным неадеквата взглядом - всем тяжело, у всех жена ушла prelims. И.Б., предупреждавший меня, что американский докторат напоминает наш курс молодого бойца, был неправ. Курс молодого бойца легче :) Даже после недели постоянного ношения каски у меня голова меньше раскалывалась. Зато, даст бог, еще один такой, и всё, до защиты про экзамены можно забыть :)
e_f: (Default)
Замечательный историк Тим Снайдер разразился довольно интересной статьей в New York Review of Books о том кто кого как и где убивал на Украине и Белоруссии и как нам стоит немного откорректировать стандартную историографию Холокоста и не только. Очень советую.
e_f: (Default)
Дожили - мне, сионисту-оккупанту-практически_поселенцу выражают благодарность в книге политолога по имени Сафдар Хуссейн из Исламского Университета в Бахавалпуре, Пакистан. Имя мое, само собой, переврали. Нет, мне не жалко, я прикалываюсь. А начиналось всё как стандартное нигерийское письмо - мужик, даром что из Исламского Университета, прислал мне мейл на мой старый иерусалимский, сионистско-оккупантский адрес - мол, прочел твою статью, впечатлился, совету хочу. Ну я ему и предложил список литературы по тему. На что получил ответный ход конем - я, мол, из Пакистана, книг в библиотеке нема, денег нема, а пришли мне эти книги, ладно? Ну я товарищу мягко интеллигентно обьяснил, что у меня у самого с деньгами не густо, он больше и не появлялся. А тут вот - благодарит...

А еще проект, в который в последний год вложил до черта усилий, наконец начинает приобретать очертания - сначала будет специальный выпуск довольно уважаемого журнала, потом, видимо, книга. Я - один из двух редакторов и там и там. Напечатают, правда, черт знает когда, но это уже издержки профессии. Работы будет до черта, но доволен как слон.
e_f: (Default)
У каждой уважающей себя профессии должны быть слова и термины, известные тем, кто внутри, но совершенно ничего не говорящие тем, кто снаружи. Долго искал что-то такое в политологии, но никак не находил. Теперь, кажется, нашел. Проверено электроникой - у нас знают практически все, особенно компаративисты. А что делать, если надо литературу по всяким богом забытым частям земли читать. Из тех, кто снаружи, не знает практически никто. И даже всесильный гугель не слишлом помагает. И словосочетание красивое - "була матари". "Дробитель камней" на языке баконго. Почему? А вот так.

А еще, когда меня кто-то спрашивает о лучшей политологической книге, которая мне известна, у меня секретов нет, слушайте детишки ответ один: "Seeing Like a State: How Certain Schemes to Improve the Human Condition Have Failed" Джеймса Скотта. Не потому, что самая умная или самная важная, а потому, что совершенно чудесно написана и читается как хороший детектив. А в последние дни определился серебряный призер: "The Devil's Handwriting: Precoloniality and the German Colonial State in Qingdao, Samoa, and Southwest Africa" Джорджа Стейнмеца. Чуть похуже Скотта, но тоже супер. Просто супер.
e_f: (многие знания)
Наконец-то вымучил из себя статью под названием "В поисках утраченного геноцида". Посмотрим, что скажут рецензенты. Теперь вот сижу и думаю, хватит ли мне наглости озаглавить следующую "Под сенью Эйхманов в цвету"
e_f: (Default)
Семестр неумолимо приближается к концу. Комнаты преподавателей и ассистентов завалены курсовыми. Они повсюду - на столах, под столами, на стульях и в почтовых ящиках. Передо мной стопочка - 70 работ. 70 оценок. В комнатах, в коридорах, в любом месте, не заваленном курсовыми идут жаркие споры на вечную теоретическую тему - ставить ли 100. Мое мнение - политология не математика, идеальных работ не бывает. Особенно когда студент загнан в жесточайшие рамки 3 страниц. Поставить 100 - самый легкий способ отмахнуться от хорошей работы, не ломать голову, не искать в ней недостатков и пробдем. В моем лексиконе такой оценки нет. А меня считают злобным Буратино и напоминают что я сам несколько лет назад, получил 100 на курсе, который теперь проверяю. Отбрыкиваюсь, отбиваюсь, говорю что проверявший плохо делал свою работу. Не помогает. Ну, значит, такой я садист.
e_f: (Default)
Ненавижу количественные исследования. Ненавижу. Я конечно понимаю, что некоторые стали политологами потому, что их на математический факультет не приняли и теперь они мстят. И мстя их ой как страшна. А еще безопасна и перспективна. Потому, что количественные исследования претендуют на научность (как же, циферки, формулы...) - это раз и потому, что понять эти выкладки способны очень немногие - это два. Ведь не всех политологов выгнали с математического, большинство только на политологию-то и поступало. А значит математизированные политологи могут творить все что угодно, все равно лишь 5 процентов политологов поймет и ни один не пойдет проверять. А в этих регрессиях с 15-16 переменными любая Изба ногу сломит. А я ведь не чайник, у меня не год и не два технического образования, электронщик в отставке, интегралы-дифференциалы-Фурье учил. Думаете, помогает? Черта с два помогает.
Да, так о чем это я. Статью читаю. Про Collective Identity и выборы в Израиле. Напечатана в APSR - самом престижном политологическом журнале. Авторы статьи перелопатили кучу опросов и прочих материалов, сравнили выборы с 1969 по 1996, вывели до черта регрессий с десятками переменных и пришли к удивительному выводу - на протяжении всех этих лет (1969-1996) ястребы обычно голосовали за Ликуд в его различных реинкарнациях, а голуби - за Аводу и Мерец. Ашкеназы - в основном за Аводу, сефарды - в основном за Ликуд. Фигею. Скрипя зубами дочитываю. Поубывав бы...
e_f: (Default)
Угроза: "будешь мешать - превращу в משתנה תלוי"
e_f: (Default)
Поучительная история, рассказаная профессором Марио Шнайдером - умным мужиком и хорошим ученым. Итак, история:
На поляне возле пещеры сидит заяц и печатает на laptop. Мимо проходит лиса.
- Привет заяц, чем занимаешься?
- Да вот, только что закончил вводную часть своей диссертации.
- Круто! А о чем диссертация?
- О том, как заяц ест лису на завтрак.
- Ты че, заяц, мухоморов переел? Посмотри на меня, посмотри на себя - какой завтрак?!
- А вот пошли в пещеру, я тебе покажу.
Идут в пещеру, оттуда слышен писк, визг, земля дрожит... Выходит заяц, на нем лисья шкура. Садится печатать. Проходит волк.
- Привет заяц! Чего делаешь?
- Да вот, только что закончил основную часть своей диссертации - о том, как заяц ест на обед волка.

История повторяется. Потом проходит медведь. Он тоже заходит в пещеру. Несколько минут все вокруг трясется и из пещеры, пошатываясь, выходит лев...

- Отсюда вывод - резюмировал Шнайдер- Не имеет значения, о чем твоя диссертация, важно лишь то, кто твой научный руководитель.
И ушел в двухгодичный sabbatical. А!!!!!!!
Page generated Sep. 22nd, 2017 02:41 am
Powered by Dreamwidth Studios