e_f: (Default)
Ровно десять лет выхода из Ливана. На Y-net статья за статьей о том, что там было, как там было, и какими войнами нам это еще аукнется.

Перечитал свои два поста про эту ночь. Воспоминания не стерлись, впечатления не изменились, ну разве что пафоса поубавилось. Только вот лысина появилась, да борода с усами...

Часть раз

Часть два
e_f: (Default)
После 5 дней учений в пустыне Беговая Изба превратилась в Еле_Ползущую_Песочницу.
Зато если б вы только знали, как прекрасно ночное небо в пустыне. Прекраснее только рассвет в той же пустыне. И закат. Грустно только, что они проходят перед глазами как в замедленной сьемке, а ты все не спишь и не спишь... Но знаете что в тыщу раз красивее ночного неба, рассвета и закатов? Никогда не угадаете - старая, удобная домашняя одежда.
На этот год вроде всё. Если конечно до января не начнется война. 25 дней в этом году я был в форме. Многовато, однако. Но всё-таки, какой это труднообьяснимый кайф - просыпаться в 5 утра под орущую из динамиков песню из "Гиват Хальфон" (культовая израильская комедия про резервистов)... И прав мой командир - не надо себя обманывать. Не надо говорить, что мы служим из-за идеалов, потому что так надо или потому, что таков закон. Мы делаем это потому, что нам нравится. Потому, что даже на таких тяжелых и грязных учениях есть звездное небо, рассвет в пустыне и кофе в палатках.
А теперь спать...
e_f: (Default)
Ну очень бегущей. Снова четверг. Интересно, они когда-нибудь закончатся? Выяснилось, что работать на двух работах и учиться на двух факультетах одновременно - довольно утомительно. Зато не скучно. Надо набираться опыта у одного своего преподавателя, утверждающего что спит всего 3 часа в сутки. В качестве доказательства предлагает звонить ему домой в любое время суток, не позже 2 ночи и не раньше 5 утра.Экзамен на знание русского языка ограничился телефонным разговором. Теперь у меня есть официальная бумажка что я знаю русский.
Ленту читаю как придется. Приходится, в основном, по диагонали. Вы уж извините (с). Посреди всего этого пытаюсь каждый день тренироваться. Не красненьким, а вопросами. Вроде помогает. Последнюю игру Тель-Авивской лиги мы выиграли. Приятно.
Через неделю в милуим. Хоть отдохну. Или не отдохну...
e_f: (Default)
Если вы думаете, что я люблю прапорщика Люси Леви, офицера по связям с резервистами ракетного батальона "Северная Стрела" ПВО ВВС Израиля за её глубокие познания в деле сбивания самолетов - вы глубоко ошибаетесь. Если вы думаете, что я люблю прапорщика Люси Леви за ее неземную красоту, очаровательную улыбку, глубокие как океан глаза и изящные формы - вы тоже ошибаетесь. Люси страшна как мой завтрашний день. Если вы считаете, что я люблю прапорщика Люси Леви за то, что приятый, чуткий и отзывчивый собеседник, с которым можно спокойно посидеть за чашечкой кофе и отдохнуть душой - вы, естественно, тоже промахнетесь. Люси - прапорщик и она полностью соответствует своему званию. За что же я тогда так люблю Люси Леви? За телепатию! Потому что каждый раз, когда меня окончательно достает моя работа, Синдикат, Народ и срочно требуется смена декораций и нужно выпустить пар - как по мановению волшебной палочки появляется письмецо в зеленом конверте (погоди, не рви) или раздается телефонный звонок с заманчивым предложений послужить Родине. Всего недельку. Всего лишь учения, не боевое дежурство (как по мне, уж лучше дежурство). И я иду, оставляя дома грустящего Барса. Есть шанс в этом году дойти до 30 дней. Ну да ладно.
Правда, на этот раз нас будет меньше. Один из нас уезжает. Устал от этой дикой жизни. Тихий, спокойный, очень добрый и безгранично отзывчивый Цвика. Он выбрал Канаду. Завтра будем провожать. Пусть ему повезет.
e_f: (Default)
На работе пусто, совсем пусто. Не пришел никто - cнег, автобусы не работают, шоссе перекрыты - Город в снегу, обычное состояние. А мне вспоминается мой первый настоящий снег в Израиле, моя первая армейская зима.
Зима 1998-го года. Батарея в горах на самой Ливанской границе, до ближайшей цивилизации петлять по серпантину километров 10, колючая проволка, минные поля, шакалы, Мис-эль-Джбель под горой, уже глубоко в Ливане, Маркабе за холмом, десантники и мы. Я тогда был почти 9 месяцев в армии и последний, самый молодой призыв на батарее. Классический мишмеш. (Мишмеш на армейском жаргоне - аббревиатура "митбах-шмира-митбах-шмира" - "кухня-охрана-кухня-охрана". Веселое было время, скучать не приходилось. Очередные выходные в армии. В субботу ночью дежурство с 3 до 6 утра. Дождь, слякоть. В 4 утра повалил снег. Read more... )

Аппдейт: Пришла Главная. Теперь нас на этаже двое. Кажется, она тоже пишет реферат...
e_f: (Default)
Пакуя вещи наткнулся на старую фотку. Истрепанная, помятая, нечеткая, но явно заслуживает отдельного рассказа.
На сверхсрочной я был богатеньким Буратино. Таких зарплат у меня отродясь не было и неизвестно когда будут, если вообще. "Шаленi гроши" - говорили у нас во Львове. В общем, забогател и купил машину. Не ахти какая новая, но ездит. Привёз на базу. Впереди - шабат. Простаивает моя Антилопа Гну в метре от комнаты, пылится, мается. Мне не легче - машина под боком, а ехать некуда. Да и нельзя.
Пятница, часа 4 дня. Мертвое время. Вдруг загудело-заревело - вроде обстрел намечается. Может будет, а может и нет, но в бункер всё равно надо. А в армии такое правило - за гражданское имущество, находящееся на армейской территории, армия ответственности не несет. А страховые компании и подавно. Так что если не дай бог попадет в машину - пиши пропало. Мчусь к машине, выезжаю за ворота, ставлю её у самого пограничного забора - теперь пусть стреляют. Не стреляли. Тревога скоро закончилась, зато шабат наступил. Обратно на базу завести нельзя - грех.
В субботу утром с криком: "Финкель, твою машину сапёры взрывают!!!" влетает к нам дежурный офицер. Read more... )
e_f: (Default)
В поезде напротив меня сидит десантник. Молоденький, чуть больше года в армии. Короткий М-16 с "Эльбитом" и прибамбасами, спареная обойма за поясом, крылышки... Рядом с ним - девчонка из Кирьи, глядит зачаровано, внимает. А тот красуется как пава, выдает один за другим рассказы о Шхеме, Балате, Дженине. Рембо местного значения. Девчонка спрашивает: "А у вас хоть ларек какой-то есть на базе?" Десантник говорит что нет и добавляет: "А он нам и не нужен - у нас арабы на махсоме есть. Они товары перевозят, а мы грузовики проверяем. Видели что-то интересное - брали. А теперь арабы сами научились, даже просить не нужно - показываем на что-то, спрашиваем "шу ада?", так они нам сами тут же и дают. Мы даже и не просим. Или сигареты - они их в кaрманах рубашки носят. Просим закурить, так они всю пачку дают. А недавно я у одного араба даже и не просил, он сам увидел, что я на сигареты смотрю и дал мне. Так зачем ларёк нужен?" Голос у парня был совершенно спокойный, он кажется даже и не предполaгал что делает что-то дурное. А чё, ведь они сами дают. Ничего особенного, все так делают.
Мне стало тошно. О том, что подобные вещи существуют я знал, но одно дело знать, другое - слышать. Явно этот десантник не один и подобное происходит и на других КПП. И говорят об этом без тени стыда. Докатились. Надо кончать со всем этим. Срочно. И не ради ограбленых и униженых палестинцев, хоть и это противно, а ради нас самих. Пока что у этих ребят сохранились границы деления на "свой/чужой" и в Израиле они такого поведения себе не позволят. Пока. Но только пока. А когда и этих границ не станет нам будет очень плохо и больно.
e_f: (Default)
Всё лето ходил и хныкал: "Хочу в милуим, хочу в милуим, как я хочу в милуим!" И ни фига. А вчера вот выудил из почтового ящика тот самый продолговатый зеленый конвертик с синей треугольной печатью - ОНО!!! Эврика! А внутри приглашение - моя прррелесть... Только вот обломали Горлума - как раз на начало семестра. Второй год подряд, между прочим. Вот уж действительно, за что боролись, на то и напоролись
e_f: (Default)
Меня всегда подводил базар. Точнее, его фильтрация. И её отсутствие. Случаев было много, но один стоит особняком. Естественно, армейский.
Когда я уже был на сверхсрочной к нам на батарею прислали нового технического офицера - моего непосредственного командира. Со старым у меня отношения были не ахти, но работать было можно. За два года как-то притёрлись. С новым было гораздо сложнее. Гади, наполовину грузин, наполовину иракец, был закомплексованным бюрократом до мозга костей. Мы с ним закончили одну школу. В школе его били. Я это знал, и Гади знал, что я это знаю. В начале службы он тоже был техником, но не провел и дня на боевой батарее. Это, естественно, не поднимало его престиж. Пришёл он в самое бешеное время - мы только вернулись на Ливанскую границу, на старую базу, с которой нас убрали во время выхода из Ливана. Был балаган, были тревоги и сирены, стрельбы, правда, уже/ещё не было, но было до черта работы. А новая метла, ещё не переболевшая "сагемет" (такая болезнь младшего офицерства) мела в самое неподходящее время в самых неподходящих местах. Часто он откровенно мешал. Отношения явно не сложились. Как-то Гади подловил моего заместителя и начал расспрашивать о всякой муре. Я злой пошел заниматься делами, которые должен был делать мой зам. Потом вернулся в комнату. Только открыл дверь, как на пороге меня окликнули. Я повернулся. Мой зам стоял с горкой папок в руках и матерился сквозь зубы. "Что этот дефективный Гади хотел от тебя?" - спросил я Алона. Алон вдруг почему-то побледенел, а за моей спиной, из комнаты, с моей (!!!) кровати раздался голос Гади:"Ты можешь спросить меня сам". Я на пару секунд застыл, потом развернулся, посмотрел на офигевшего Гади и еле сдерживающихся друзей и расхохотался ему в лицо. Смеялся долго, до слез и колик. Когда прекратил, Гади уже в комнате не было.
Служил я с ним еще долго. И ничего, выжил. Только вот с отпусками было тяжко. А базар фильтровать так и не научился, о чем жалею. Иногда.
e_f: (Default)
У нас на батарее служил друз по имени Саид. Сначала он был простым охранником, но после того, как в одну особенно темную ночь Саид чуть не пристрелил с испугу дежурного сержанта, принесшего ему чай, его сделали поваром. Это было грустно, жестоко и голодно. Кажется, даже я готовил лучше. В один день Саид не приехал на батарею. Уже прошел последний автобус из Кирьят-Шмомы, а Саида все не было. Ужина, естественно, тоже. Командир батареи собрал срочный совет с классической повесткой дня- кто виноват и что жрать? Решили звонить Саиду домой. Дома была лишь его мать, не знавшая ни слова на иврите. Как назло, всех наших батарейных друзов тоже не было. Стали выяснять кто хоть немного знает арабский. Этим кем-то оказался мой заместитель. Склонились над телефоном, как над картой последнего и решителного боя, включили матюгальник и стали ждать вестей.
-Хале
-Салям. Саид фил бэйт? (Саид дома?)
-Лээ,- отмахнулась мамаша - Саид фил Цахал... (Саид в Армии Обороны Израиля)
Тихо сползаю под стол. Все остальные уже там. Занавес
e_f: (Default)
Бог нас миловал. Мы его злили как могли, а он терпел. 4.5 года довольно горячей тогда Ливанской границы (да и какая к черту была граница - шаг от столовой и ты в Ливане) и ничего. Ну попадет иногда в пустую комнату, ну отделаемся легким испугом и пойдем подбирать осколки. Рядом были десантники. Их бог не любил. Несколько раз бывало что ехал с кем-то в автобусе из Кирьят Шмоны или в тремпе на базу, а потом видел его фотографию в газетах.
Капитан Нир Амрани. Рыжий, весь в веснушках йеменит. Оказывается, и такое бывает. Спокойный, безотказный. Мы были вместе на армейских курсах, первые 4 месяца службы. После курсов я пошел служить на север, а Нира отправили в Негев, на учебную батарею. Потом офицерские курсы и он тоже оказался на севере. Женился, снял дом в мошаве. Говорят, в какой-то момент у него просто не выдержало сердце.
Яцек Квартац. Он был ответственным за безопасность в киббуце Манара.
В своих вечных шортах и сандалиях в любую погоду, даже в снег, он мог появиться на батарее в любое время суток, зайти в нашу комнату и потребовать кофе. Или принести торт. Он был частью пейзажа, знал все и вся. Любил рассказывать про Шестидневную войну, про бои за Старый город, про Гиват hаТахмошет, где был ранен. Его убил еврей. Убил, взял ключи от киббуцного склада оружия и продал оружие арабам.
Скоро сирена. Она не для вас - для нас. Чтобы не забывали.
יהיה זכרונכם ברוך
e_f: (Default)
Еще одна из армейских историй.
На батарею пришло пополненее. Юные,испуганные,они плохо понимали где оказались и совсем не представляли что их ждет. Когда начинали понимать,большинство из них сбегало с помощью психиатров,врачей, друзей семьи со связями...
По старой, верной примете, если пришли новенькие - готовся к обстрелу. Действовало безотказно. Спать ложились уже в бронeжилетах, каску держали рядом с подушкой. Так, когда начнется тревога меньше времени будет тратиться на натягивание всех этих гадостей и больше шанс занять стратегически важные кушетки в подземном бункере.
Часа в 3 ночи - разрывы. Довольно близко. Напялил каску, тащусь в бункер. Дураков нет - все готовились и на кушетках уже кто-то храпит. На всех, кроме одной. На ней сидит один из новеньких и внимательно, невозмутимо чего-то читает. По виду - явно русский, да и физиономия на обложке книги кажется до боли знакомой. Пробираюсь поближе и фигею. Сюр полнейший - сидит себе во время артобстрела солдат изральской армии и читает МАРКСА НА ФРАНЦУЗСКОМ!!!
Как оказалось, он таким образом языки учит. Обстрелов у нас было много и за свою службу он еще успел выучить испанский и, кажется, немецкий. Но это уже другая история.
e_f: (Default)
За месяц до моего дембеля со сверхсрочной службы кто-то очень умный наверху решил отправить мою батарею на учения в Турцию. Как раз на месяц. Ехать четовски не хотелось, но выбора не было. Настроение - хреновее некуда и 3 часа болтанки на полу грузового "Геркуеса" явно делали свое дело.
Прилетели,высыпались - кругом одна степь на десятки километров. Шоссе Кония-Анкара. Степь и турки. Солдаты вышколенные и забитые одновременно. Английского по определению не знает никто. Общаемся знаками. Кое-как подняли приборы на грузвики и поехали. Приехали через час. Дыра в открытом поле, пейзаж не изменился ни на грамм. К болтанке в самолете прибавился старый грузовик без амортизаторов... Стали снимать приборы каким-то допотопным краном. А мой радар нужно не просто поставить, а еще и развернуть под определенным углом. Пытаюсь растолковать это крановщику - черта с два. Моя твоя не понимай. Пытаюсь на английском,рисунками,знаками- ноль на массу. В какой-то момент меня прорвало и я просто начал орать на родном трехэтажном все что думаю про всех и вся. Я матерюсь, а крановщик внимательно так на меня смотрит и спрашивает с тяжелым кавказским акцентом:"Заачем ругаешся, дарагой?". Он, оказывается, в Ростове работал. Через 5 минут все радары батареи стояли где надо.
e_f: (Default)
Вчера имел долгий,задушевный такой разговор с армейским приятелем. Оба смачно материли гражданку. Пришли к общему выводу что армейская жизнь офигительна потому что в армии не надо:
1.Готовить - и так накормят.
2.Думать - для этого есть специальные дяди которым на складе мозги выдали. И погоны. Есть мнение,что это одно и то же.
3.Планировать - дяди с мозгами и погонами уже спланировали тебя на много лет вперед. Спасибо им за это огромное.
4.В армии вообще,по определению,не надо - все что надо и так скажут.

Но зато было весело. Так весело уже не будет никогда. Даже в милуиме.
Кажется,самое время рассказать парочку армейских историй.
To be continued...
Page generated Jul. 25th, 2017 12:37 am
Powered by Dreamwidth Studios